“Умри, Флоренция, Иуда”: Ренессансная Италия под судом русской культуры

статья опубликована в изд.: Новая и новейшая история. 2004. N 5. C. 214-222
 
Чтобы ощутить, сколь резкую эволюцию на протяжении XIX-XX вв.
претерпело в русской культуре восприятие итальянского Возрождения, стоит
сопоставить отношение к мадоннам Рафаэля двух крупнейших русских
писателей – Александра Пушкина и Льва Толстого. Как известно, Пушкин
посвятил в 1830 г. специальный сонет “Бриджуотерской мадонне”, которую
он характеризовал, сравнивая с Н.Н. Гончаровой, своей невестой, как
“чистейшей прелести чистейший образец”, - картина была известна ему по
старинной копии, продававшейся в качестве оригинала в книжном магазине
Слѐнина в Петербурге; “Я… часами простаиваю, - писал Пушкин Гончаровой
по поводу этой картины Рафаэля, - перед белокурой мадонной, похожей на
вас как две капли воды; я бы купил ее, если бы она не стоила 40.000 рублей”1